Скажи: нет!
Наталья Тунникова
Ранила абьюзера ножом при самообороне и потом в суде доказывала, что это не была умышленная попытка убийства. Первая женщина в России, которая смогла доказать факт самообороны в таком случае.
Был диалог, где я высказала своё мнение. И всё — я увидела перед собой человека с изменённым сознанием, с глазами животного. Который резко вскочил и бросился к моей шее. Дальше действовала даже не я, а какие-то инстинкты, которые помогают нам бороться за жизнь. Всё произошло буквально за секунды. Когда он толкал меня к балконной двери. Выталкивал на балкон, чтобы… вытолкнуть меня с 15-го этажа. И я поняла, что он не остановится.
Моя история, как говорил мой же адвокат, абсолютная классика домашнего насилия. В целом мы с мужем прожили вместе чуть больше трёх лет. Сначала полгода он за мной ухаживал, был очень внимателен и предупредителен. Потом мы стали жить вместе, у меня, потому что своего жилья у него не было. И вот тогда всё и началось. По моей ситуации можно писать учебники, так как в ней есть всё: чувство вины, свойственное синдрому жертвы, постепенное увеличение агрессии от насильника и моя убеждённость в том, что этот случай избиения будет последним, что такого больше не повторится.

Первый раз он меня избил примерно через год совместной жизни, когда я решила баллотироваться в муниципальные депутаты. Просто набросился на меня и бил кулаками по голове. Я не знала, как реагировать. Потом решила от него уйти, но он стал плакать, умолять, извиняться. Говорил, что такого больше не произойдёт, что это от нервов. Но потом он стал избивать меня чаще, снова и снова, примерно раз в три месяца. Я рассуждала, что раз я умная женщина с образованием, то смогу найти решение. Буду читать ему специальную литературу, разговаривать, ходить к психологу…

Это всё — заблуждения жертвы. Ничто из этого не работает, это должны знать все. Потому что для абьюзера жертва перестает быть одушевлённым существом, а становится вещью, как мешок картошки, на котором можно вымещать всё накопившееся раздражение.
Ещё одна классическая примета поведения жертвы — скрытность. Я никому ничего не рассказывала. Даже ближайшим родственникам. Хотя подруги видели следы у меня на коже и обо всём догадывались, пытались меня убедить, чтобы я ушла. К сожалению, я, как слепоглухая, никого не слушала, пока не произошла трагедия. Надо понимать, что все домашние насильники — манипуляторы. Независимо от своего интеллекта или уровня развития. Равно как жертвой может стать вообще любая женщина: домохозяйка, бизнес-леди или политик — неважно. Агрессоры, они как-то умудряются поселить в ней этот комплекс жертвы. Это может вообще случиться с каждой на самом деле, да. И не надо думать, что если вы умная или знаете приёмы самообороны, то с вами такого не произойдёт. Кстати, приёмы самообороны тоже вам не помогут, потому что это совсем другое, чем нападение на улице.

В момент избиения у женщины наступают шок и ступор. Потому что бьёт её свой, родной человек. Она физически не может защищаться, мозг посылает сигналы мышцам, что нельзя причинить вред тому, кого она любит. Она перед агрессором как кролик перед удавом. Ты не можешь даже кричать, не то, что бить в ответ. Я по себе это знаю.
В тот раз, когда всё произошло, с моей стороны не было никакой провокации. Просто был диалог, где я высказала своё мнение. И всё — я увидела перед собой человека с изменённым сознанием, с глазами животного. Который резко вскочил и бросился к моей шее. Дальше действовала даже не я, а какие-то инстинкты, которые помогают нам бороться за жизнь. Всё произошло буквально за секунды. Когда он толкал меня к балконной двери. Выталкивал на балкон, чтобы… вытолкнуть меня с 15-го этажа. И я поняла, что он не остановится. Я испугалась, это была какая-то крайняя степень испуга.

На рефлексах я схватила нож и ударила его. Как потом сказал эксперт, в этот момент, скорее всего, у меня даже глаза были закрыты, это было неосознанным движением, инстинктивным. И так я ударила несколько раз. Причём, как опять же показала экспертиза, профессиональным ударом. А я никогда никакими техниками ножевого боя не занималась! Откуда вот это во мне оказалось? Приехавшая скорая и полиция застали меня в коридоре, в позе перепуганного насмерть человека, да ещё и с сильной травмой головы. Я потом долго лежала в больнице.
Но это не помешало следствию предъявить мне обвинения. Это был второй шок у меня: я думала, что я герой и спасла себя, а оказалось, что меня надо посадить в тюрьму! По законам нашего государства. Я благодарна поддержке адвокатов, психологов, женщин, которые создают фонды помощи жертвам домашнего насилия. Без их поддержки было бы очень тяжело.
Сегодня я занимаюсь помощью жертвам домашнего насилия, в том числе как юрист и правозащитник.