Скажи: нет!
Алина Баграновская
Муж-тиран избивал ее и угрожал физической расправой долгие годы, пока Алина не сбежала от него вместе с дочерью прямо на Новый год
Помню, как я взяла дочь на руки. Я держала нашу малышку, а он продолжал меня бить по голове. Чтобы он не навредил ей, я кинула её на кровать и легла сверху. На ней была маечка жёлтого цвета, которая вся пропиталась моей кровью. Я закрывала ребенка, а муж продолжал меня бить. На следующий день я зашла в интернет, в первом попавшемся банке сделала запрос на кредит, мне его одобрили. Я взяла деньги, сняла квартиру, забрала вещи, дочь, животных и ушла. Я прекрасно помню этот день: это было 31 декабря, Новый год. Так началась моя новая жизнь.

Вот уже несколько лет я живу вместе с дочерью в Королёве и работаю мастером ногтевого сервиса. Салон открыли вместе с подругами: два года снимаем помещение и работаем сами на себя. С бывшим мужем у нас тоже был свой бизнес — грузоперевозки. Но там мне не приходилось работать руками, теперь же пришлось заниматься тем, что умею. Поначалу было очень тяжело. Были моменты, когда от отчаяния я даже думала вернуться к нему, но потом вспомнила всё, через что прошла, и удержалась. Привыкнуть к новой реальности было тяжело: ни друзей, ни знакомых, мне даже некого было попросить посидеть с дочкой. А работать просто необходимо. Бывали такие дни, когда в кармане было не больше 50 рублей. Я покупала самую дешёвую еду. Брала куриные спинки за 7 рублей, из которых варила суп. Помню, что мне было очень стыдно покупать их, поэтому я даже врала продавцам, что это корм для кота. Так мы и выживали. Но я ни одной минуты не жалею о своём решении уйти от мужа.

Выросла я в Кемерово. Моё детство и юность пришлись на 90-е, тогда в городе процветал бандитизм, казалось, что впереди никаких перспектив, да и в нашей семье были сплошные проблемы. Отец ушёл, когда мне было семь лет. Мы остались с мамой и старшим братом. Мама брата любила, а меня нет. Доходило до такого, что мама даже кормила меня отдельно, после того как они с братом поедят. Про заботу, внимание и даже подарки я вообще молчу, максимум, что могла получить на праздники, — новую заколку. В общем, жила сама по себе. Дома не появлялась, школу прогуливала, целыми днями болталась с друзьями во дворе, бывало, что могла месяцами не приходить. Так в моей жизни появились алкоголь и наркотики. Знаете, тогда в Кемерово наркотики было купить проще и дешевле, чем записаться в кружок или пойти в спортзал. В те годы очень много моих знакомых и друзей умерли от передозировок и наркозависимости. Я всё это видела и не хотела, чтобы моя жизнь закончилась также. Во мне было сильное желание изменить жизнь к лучшему. И мне помогли. У знакомых была организация вроде реабилитационного центра, туда я и отправилась, чтобы избавиться от зависимости. Там провела 1,5 года своей жизни и именно там встретила своего будущего мужа. Он всегда выделялся. Казалось, что у него сильный характер. Он был дерзкий, наглый, обращал на себя внимание. Вот я и обратила. Мы начали встречаться, а потом поженились — прямо в реабилитационном центре.
Первый раз он меня ударил коленом в губу. Вроде бы это было нечаянно, но потом он как с цепи сорвался и стал бить меня чаще и всегда до крови. Помню, меня толкнул, я упала, а он поставил мне ногу на лицо, чтобы не кричала. Если начинала говорить, он давил ногой на лицо. И таких сцен в нашей семейной жизни становилось всё больше. Но почему-то в те ужасные дни я всё равно находила слова, чтобы оправдать и простить его. Но через три-четыре недели это опять повторялось. А после рождения малышки наша с ним жизнь изменилась ещё больше. В худшую сторону. Он словно понял, что теперь с маленьким ребенком я зависима от него, и он этим пользовался, постоянно угрожал, говорил, что мне некуда идти, что не смогу найти работу. Чувствовал и радовался своему превосходству.

Бизнес стал приносить больше денег, и это тоже сыграло свою роль в наших отношениях. Например, он мог избить меня, а потом швырнуть денег и сказать: «На, сходи купи себе что-нибудь». Ссорились постоянно, конфликтом могла стать любая мелочь, а если я начинала с ним спорить, он почти сразу же начинал меня бить. Иногда он так сильно меня бил, что я теряла сознание, а, когда приходила в себя, он меня поднимал и продолжал бить дальше. Соседи однажды вызвали полицию. И что вы думаете?! Полицейские приехали, посмотрели и уехали. Не сделали ничего. Абсолютно ничего! Сказали: «Разбирайтесь дальше. Это ваши семейные дела». На следующее утро проснулась от страшной боли: моё тело было одним сплошным синяком. Я не могла ни есть, ни пить. Он снова просил прощения. А потом через несколько минут опять стал угрожать. В этот момент поняла, что надо уходить. Но мне было страшно: куда идти, где взять денег и у кого просить помощи? Наши общие друзья не верили в то, что он меня бьёт, считали меня истеричкой. Страх не давал шансов что-то изменить, так прошёл ещё один год.
С каждым днем совместная жизнь становилась все более невыносимой. Избиения стали постоянными, к ним прибавились и многочисленные унижения.
Мы практически не занимались сексом, очень редко. А когда это случалось, он потом почти всегда переводил мне деньги, пытаясь этим ещё больше меня задеть. Его особенно возбуждал секс после того, как он изобьёт меня. Даже если лежала и плакала, даже если была вся в крови, в нём просыпалось дикое животное желание — он меня фактически насиловал. В тот Новый год, в самый разгар всеобщего веселья, я решила начать новую жизнь, в которой он больше никогда не причинит вреда мне и моей дочери. Наконец-то я решилась и ушла от него! Как сейчас помню, как радовалась этой свободе, я просто задышала. Но эйфория прошла, и я поняла, что нам с дочерью просто нечего есть. Сначала помогали друзья, они переводили немного денег, некоторые привозили пакеты с едой. А он писал угрожающие сообщения: «Начнёшь загибаться, приползёшь ко мне на коленях, ноги целовать будешь, чтобы я тебя простил».
Но я не приползла. Жизнь стала налаживаться: появлялись люди, которые помогли с работой, няней. Постепенно выбралась из долгов и начала зарабатывать. Его это злило. Он всё чаще стал звонить и угрожать. Угрожал, что устроит скандал на работе, что украдёт ребенка, что лишит меня родительских прав. Знал самые больные места и давил на них. Я привыкла, что просыпаюсь утром, а у меня в телефоне по сто сообщений от него. И все они страшные, гадкие, грязные. Уже 2,5 года прошло, как мы развелись, а он до сих пор не может успокоиться.
У меня от этого брака остались не только эти страшные воспоминания, но и самые настоящие шрамы, сотрясение мозга и сломанные ребра. У меня даже периодически бывают приступы эпилепсии. Но самое страшное, до сих пор в моей голове живёт этот страх. Страх, что он придёт, изобьёт меня и убьёт. Я думаю, это теперь навсегда останется со мной.
Но сегодня я готова к борьбе как никогда. Если он ещё хоть раз меня ударит, то напишу на него заявление в полицию. Всё сделаю, чтобы довести дело до суда. Никому не позволю больше себя обижать, не позволю себя трогать, бить, обзывать, оскорблять — ни ему, ни кому-то другому! Я хочу всем девчонкам, кто находится в такой же ситуации, сказать: верьте в себя! Не надо ждать, не надо терпеть. Я уверена: если мужчина ударил один раз, то ударит снова. Мужчина либо способен на это, либо нет.
Если он ударил вас хотя бы один раз, то надо сразу уходить. Даже если есть дети и некуда идти, просто надо верить в себя. Не надо бояться трудностей.
Пока ты сама не начнёшь что-то делать, ничего не изменится. Надо действовать. Надо думать о детях. Они всё видят и всё запоминают. Я не хочу, чтобы моя дочь встречалась с мужчиной, который бы её бил, а она думала, что это норма. Нет! Я хочу, чтобы у неё была лучшая жизнь.
О проблеме насилия нельзя молчать. Об этом нужно говорить, чтобы девушки и женщины не боялись, меняли свою жизнь, просили о помощи. Если вы столкнулись с этим — вас бьют, не молчите! Кричите об этом! Всем! Знакомым и незнакомым. И вам помогут, обязательно помогут!