Скажи: нет!
Александра Мартынова
Бывший муж ломал ей ребра, накачивал препаратами, пытался довести до суицида и теперь требует 623 миллиона рублей
Всего за каких-то полгода моя жизнь перевернулась с ног на голову. Разве могла я представить еще несколько месяцев назад, что мой муж будет взыскивать с меня через суд 623 миллиона?! Могла ли представить, что он будет избивать меня так сильно, что мое лицо превратится в кровавое месиво, волосы будут выдраны кусками, а нос и ребра сломаны?! Нет, представить такое невозможно.
Но мне пришлось через все это пройти.
Миша – мой второй муж. До встречи с ним я никогда не сталкивалась с насилием. Ни в детстве, ни в школе, ни в первом браке. С первым супругом мы расстались очень мирно, он оставил мне шикарный дом в Крыму, дорогую машину и 2 миллиона рублей. После холодного и дождливого Питера, где я жила и выросла, я мечтала поскорее поехать в Крым и погреться в лучах солнца, у моря. Там я и познакомилась с Мишей. Мне он показался очень деловитым, обещал помочь с ремонтом и вообще проявлял большой интерес. Только вот теперь я понимаю, что интерес его был не ко мне, а к моему имуществу и деньгам.
Мы с ним стали встречаться. Он все больше требовал к себе внимания, говорил, что мне надо меньше общаться с семьей, встречаться с подругами и знакомыми. Зачем мне все это? Если у меня есть он! Со временем я практически перестала общаться со всеми, кроме Миши. Вся моя жизнь стала вертеться вокруг него. А он стал вертеться вокруг моих денег. Первые подозрения стали возникать, когда он затеял ремонт в моем доме: он брал у меня крупные суммы денег – мог взять 250 тысяч, а ремонта как такового я и не видела. Я тогда много, чего не замечала. Я вообще сильно изменилась, мне перестало все быть интересным, я стала какой-то вялой, безынициативной. Мне все время хотелось спать. Хотя раньше я такой не была. Тем временем Миша попросил прописать его – и я это сделала - почему же не помочь любимому человеку? А он пересел на мою машину, взял мои деньги и начал меня бить.
I
Первый раз это произошло по какой-то глупости, он просто увидел в моих соцсетях фотографию с первым мужем и нашими двумя собаками и его страшно разозлило, что я ее не удаляю, и он ударил меня за это. Первой реакцией был шок, я попыталась убежать в другую комнату. Он меня догнал, схватил за волосы, ударил и потащил обратно. Очень много говорил, о том, что я не правильная, и подтверждение этому - развод с первым мужем, что я во всем виновата. А он знает, как правильно, и я должна делать так, как он скажет. И когда я попыталась второй раз побежать, он меня снова догнал, взял за волосы и начал бить головой об пол, я потеряла сознание и поняла, что больше не буду так делать. Это все продолжалось 2 дня с перерывом на сон. В какой-то момент я уже просто перестала сопротивляться, просто, чтобы больше не бил. От ударов мое лицо отекло, губы лопались от отечности. Он любил повторять: «Продолжим делать из тебя человека». Он находил новые поводы, и снова избивал. Тогда он мне сломал нос, ухо и правую скулу. Несколько дней я ничего не видела, не могла говорить, ходить, только мычала. Он сам ездил в аптеку, ставил мне уколы, давал таблетки, я не знаю какие. Он стал мне угрожать, говорил, что у него есть оружие, связи в полиции, что мне никто не поверит, дело никогда не заведут. К тому моменту он забрал мой телефон и от моего имени отвечал маме – слал ей веселые смайлики и сердечки, уверяя, что со мной все хорошо.
Он стал бить меня почти каждый день, если я с чем-то не соглашалась или пыталась выйти из дома – он бил еще сильнее.
И вот однажды он истязал меня до того, что я написала расписку о своем долге перед ним в 100 млн. рублей. Я плохо помню, как это произошло, я была почти в бессознательном состоянии, мне хотелось только одного, чтобы меня оставили в покое. В это сложно поверить, но спустя время, мы пошли в ЗАГС и расписались. Без свидетелей и друзей. Только мы вдвоем. Миша говорил, что счастье любит тишину, и уверял, что теперь все будет иначе. Но наша совместная жизнь была бесконечным кошмаром – он установил видеонаблюдение по периметру дома, удалил меня из соцсетей, практически не давал телефон, только в его присутствии я могла поговорить с мамой. Я была в полной изоляции на протяжении 6 месяцев, меня сковывал животный страх. Без конца продолжались пинки, подзатыльники и выдранные волосы. А летом 2018 года случилось страшное.
Как-то мы сидели с ним на балконе, он опять завелся и начал меня бить кулаками. Но в этот раз с какой-то особой жестокостью и злостью. Он потащил меня за волосы, сломал ребра, руку и обещал утопить. Посадил в тонированную машину и увез в глушь на какое-то озеро. Моя рука на глазах опухала и чернела. Когда он понял, что у меня сломаны ребра, и я могу умереть, он испугался, ведь он еще мой дом не успел на себя оформить. Но он сразу сказал, что в больницу мне нельзя, ведь там в полицию обратятся, снимут побои. Поэтому он отвез меня в какую-то частную клинику, где мне зафиксировали множественные переломы ребер. Миша все время говорил мне, что у него очень влиятельные друзья, угрожал, что если я кому-нибудь расскажу о случившемся, меня или убьют, или закроют в психиатрической больнице. После этой истории он буквально заставил меня подписать договор дарения на мой дом и машину. Меня он отвез в Топловский женский монастырь. Там я прожила две недели, все это время Миша занимался переоформлением всех бумаг.
На исповеди я рассказывала батюшке и монахиням, что муж меня избивает. Но в ответ получила только: «Терпи, как Бог велел». Мне казалось, что выхода просто нет, по крайней мере, я его тогда не видела. В голову пришла только одна мысль – покончить жизнь самоубийством.
Тогда я считала, что я какая-то никчемная, неправильная, что такая история могла произойти только со мной. Во всем виновата только я сама. Я выпила две упаковки таблеток от аритмии и легла спать. Проснулась от того, что меня страшно рвало. Попытка свести счеты с жизнью оказалась безуспешной. Миша увидел, что мне плохо, и стал выяснять, что произошло. Я честно ему во всем призналась, но его реакция меня удивила – он очень обрадовался моим суицидальным настроениям. Он стал пропадать чаще, словно специально оставлял меня одну наедине с этими страшными мыслями. Второй раз я наглоталась корвалола. Мне было очень плохо, я умирала. Тогда он испугался и вызвал скорую. Не знаю, почему. Может он думал, что я записку предсмертную где-то оставила. Приехала скорая, сделали мне промывание, уколы, капельницы.
Они должны были сообщить в полицию, но выбрали 5 тысяч рублей. То есть, цена моей жизни – пять тысяч рублей. Миша при мне предложил врачам деньги, чтобы те не стали заявлять в соответствующие органы, и они согласились.
Казалось, что просвета в моей жизни уже не будет, все превращается в кромешный ад. Но случилось настоящее чудо – ко мне неожиданно приехала мама, когда Миши не было дома. Может он потерял бдительность?! Наконец-то я увидела спасительную возможность, я схватила мамин телефон и сразу же позвонила подруге в Питер. Подруга сказала мне, что мой единственный шанс что-то изменить – это бежать, прямо сейчас, сию же минуту, не раздумывая. Я не собирала вещей, не брала документов, даже паспорт не искала. Мы сели в машину вместе с мамой и рванули подальше от этого дома, от этого кошмара. Всю дорогу я думала, что он догонит нас и убьет. Но этого не произошло, нам повезло.
Первым местом, куда мы поехали стал центр помощи жертвам домашнего насилия. Там мне очень сильно помогли. Уже спустя два месяца, я наняла адвоката и была готова к борьбе.
Я не побоялась и вернулась в свой дом. Миши там не было, в доме жила его мама, которая сразу же сбежала, увидев меня. Я сменила все пароли и замки. И знаете, мне почему-то совсем не было страшно. Я была готова бороться с ним и за свое имущество. Через какое-то время я получила повестку в суд – Миша пытается взыскать с меня долг в размере 623 млн. рублей. Это все благодаря той расписке на 100 миллионов, которую я написала почти в полуобморочном состоянии, только теперь на эти 100 миллионов набежали проценты. Таких денег у меня, конечно, никогда не было, как и у него. К моему делу подключились журналисты, так наша история стала публичной. За время наших с ним прений, я наконец-то стала узнавать, что он за человек. Оказалось, что он уже был судим и женат. Я связалась с его бывшей женой и ее мамой. Они мне рассказали, что развелись они с Мишей потому что он ее тоже изолировал, избивал и подмешивал клофелин. Тогда картинка у меня сложилась полностью, потому что я видела у него препараты схожего действия. Меня он тоже травил, наверняка, это было причиной моей вечной апатии, сонливости и вялости.
На сегодняшний день мы проиграли две инстанции по гражданскому делу. И я все еще обязана выплатить ему 100 миллионов рублей. При этом есть три уголовных дела по факту моих побоев и одно уголовное дело по мошенничеству. Сейчас он продолжает жить в Феодосии. Не так давно его видели с новой девушкой, совсем юной, всего 22 года. Потом мне рассказывали, что она увидела мою историю по телевизору и сбежала от него. Говорят, она была беременна, и он ее тоже избивал. Ребенка она потеряла. Я думаю, что у него, наверняка, проблемы с головой. Иначе, как еще можно объяснить такую жестокость по отношению к женщинам?!
Но сделав меня жертвой, он совершил большую ошибку. Он не думал, что я пойду до конца, что я буду бороться! И я не сдамся, он обязательно получит по заслугам. Я верю, что впереди его ждет справедливый суд!